kosachov (kosachov) wrote,
kosachov
kosachov

Картина Репина

Оригинал взят у roizman в Картина Репина
Вчера дальнобойщики приходили, человек 60. Ситуация тяжелая, и она не рассосется. Отступать им некуда, сдаваться не собираются. Решили, что пока отправим достаточно жесткую петицию во все инстанции и подумаем, что делать. А сегодня сутра пришли на прием и один говорит: «Женя, а ничего, что ты там нашу бумагу Медведеву перенаправил?». Я говорю: «А что?». Он говорит: «Да мы там требуем его отставки». «Ну, что теперь, из песни слова не выкинешь» - говорю. Вдруг вспомнил, что ко мне иногда тоже приходят гневные письма с требованием меня посадить.

А потом мужик хороший пришел. Он производственник. И заточил цех под инвалидов. Сборка светодиодных светильников. Пошел в банк за кредитом. Никаких проблем: от 27, до 32 процентов годовых. Пошел в другой банк. Ему говорят: «Нет проблем, покажите 8 миллионов оборота». Он говорит: «Какие 8 миллионов оборота? Я у вас всего 3 прошу, тем более у меня завод есть». Не дали. Расстроился, пришел ко мне. А идея хорошая, реально рабочие места для колясочников. Я позвонил в ВТБ. Они говорят: «Пусть приходит, поможем».

Потом пришла женщина. Родители ветераны. Матери 89, отцу 92. Живут на Калиновке в пятиэтажке. На пятом этаже. Родитель второй год из-за этого из дома не выходят. А сама она живет в другом городе. Созвонились с Ириной Маркиной, надежный и удачливый риелтор, она оценила ситуацию и говорит: «Давай я им найду первый этаж, может даже с Калиновки удастся переехать». А потом девчонка пришла молодая и с ней дочка маленькая. А у дочери подмышкой заяц такой лопоухий, весь замызганный, видно, что любимый. И пока мы с мамой решали проблемы, дочка сидела, одной рукой прижимала к себе зайца, а другой закрывала себе рот. Я уже пошел их провожать и говорю: «Алиса, а ты чего рот-то себе закрывала?». Она говорит: «Так мама молчать велела». О, говорю, я теперь понял, почему у тебя глаза выпучивались.

Потом девчонка зашла. У матери болезнь Паркинсона, и с 92 года они вдвоем с отцом за ней ухаживали. И вот отец умер, она осталась одна, а мать еще и слегла. И она откровенно уже не справляется. Поможем.

А потом пришла красивая загорелая блондинка и говорит: «У меня проблема, у меня с детства диабет. Я когда прихожу устраиваться на работу, то попадаю в очень сложную ситуацию. Если я говорю о диабете, то меня не берут, кому нужен работник с диабетом, а если я не говорю, то я наношу удар своему здоровью, потому что мне надо ставить уколы, 8 раз в день питаться и еще ряд ограничений». Я говорю: «А где вы работали?». Она говорит: «Нигде, я устроиться не могу». Специальность у девчонки «Туризм и гостиничный бизнес», выглядит замечательно, держится хорошо.

Потом зашел парень, мой выпускник. Просил поддержать по бизнесу. Месяц назад дочка родилась, Дианой назвали. Я и так-то рад был его увидеть, а так еще больше радовался.

Потом пришла Эдит Феликсовна. Врач, ее многие знают. Ей 76 лет. Я, говорит, уже 2 года на пенсии, что-то мне наскучило, я работать хочу. Гвозди бы делать.

Еще женщина зашла, четверо детей у нее. Младший – наркоман. Сожительствовал с молодой девчонкой, родили дочку. Сожительницу лишили родительских прав за систематическую пьянку, а этот постоянно укуренный. И женщина оформила опеку. А сын шнобит постоянно и у него каждый раз по обкурке навязчивая идея дочку самому воспитывать. Ладно, здесь решим как-то.

И еще пришла женщина, а с ней иссохший мужик на костылях. У них дочка 6 лет. Долг за квартиру 100 тысяч и 80 пени. У него онкология в последней стадии, а у нее нет работы 3 месяца. И видно, что когда-то была красивая, а сейчас лицо в шрамах и руки красные натруженные. 45 лет всего. Подрабатывают, говорит, где могу, никакой работы не боюсь. Договорились по реструктуризации и рассрочке. Но там хоть какая-то работа нужна, иначе не выживет.

Мужик УПИ заканчивал. Заложил квартиру в Райффайзен банк за 4 миллиона. Платил, платил, осталось 600 тысяч. Ударил кризис, платить не может. Пришел к ним, говорит: «Квартиру оценивают в 4.600 миллиона, должен я вам 600 тысяч. Давайте я ее продам, с вами рассчитаюсь, а себе куплю двушку, да еще на первое время денег останется. Только вы в момент продажи снимите обременение». Они легко согласились, он бегал, договаривался, решал. Тем временем банк квартиру стал продавать самостоятельно. В результате его выселяют, а денег он не получил ни одной копейки. На голом месте сделали человека бомжем. Я позвонил в прокуратуру и говорю: «Помогите, надо заступиться за человека, я такого еще не видел, вроде солидный банк». Они говорят: «Таких дел сейчас очень много, причем закономерность: чем сильнее банк, тем он более безжалостный». Там есть зацепки, посмотрим.

Пришел парень, здоровый, интересный, 30 лет. Некроз верхней челюсти, разрушается, ничем остановить не могут. Я посмотрел на его руки, говорю: «Ты кололся?». Он говорит: «Да». «ВИЧ?» - спрашиваю. Он говорит: «Да». Я говорю: «Чем тебе помочь?». Он говорит: «Не знаю, я заживо гнию, и никто ничего не может сделать».

Потом пришли несколько парней-работяг, электромонтажники. Их подрядил Региональный фонд капремонта, они сделали 5 домов. Деньги им заплатили только за 2. Парни говорят, что таких ситуаций много, также фонд капремонта швырнул сантехников. Говорят, что нанимают зачастую приехавших издалека и после выполнения работ не платят, а тем жить не на что и уезжают. Вообще фонд капремонта у нас мутная и непонятная для меня организация с момента своего создания. Позанимаюсь.

Девчонка пришла, ребенок у них с ДЦП, неходячий и слепой, 16 лет ему. Всю жизнь пытаются что-то сделать. Бесплатно уже на реабилитацию не берут никуда. Шансов у него никаких, но реабилитация ему необходима, потому что снимает на какое-то время судорожность и контрактуру. Я не знаю, что делать.

Много еще такого было, а в конце зашел огненно рыжий подросток.
- Что, говорю, у тебя случилось?
- На работу, говорит, надо устроиться.
- Сколько тебе лет?
- Семнадцать.
- А восемнадцать когда?
- Через год с небольшим.
- Понял. А что ты умеешь делать?
- Всё!
- Угу, то есть ничего.
- Где у тебя родители?
- Со мной живут.
- Зачем тебе нужна работа?
- У меня ребенок родился, 11 дней уже, Настя зовут.
- Ого, а жене-то твоей сколько?
- 16 будет, я с ней у друга познакомился, когда ему микроволновку принес, она дома живет, еёшные родители не разрешают ей со мной встречаться. Так-то я их понимаю, хотя сейчас-то уже что переживать?
И вот сижу, смотрю на него добрыми глазами и вспоминаю народную мудрость: «Увидел рыжего – убей».
- Ты хоть что-то делал своими руками? Отцу помогал?
- Да.
- Гайки крутить умеешь?
- Да, я даже машину покупал, только я ее потом в металлолом сдал.
Позвонил я брату, а у него серьезный автосервис в сторону Эльмаша, говорю: «Слушай, у меня вот такая ситуация». А брат мой сам с 13 лет работал и все в этой жизни понимает. Он говорит: «Пусть в понедельник приходит ко мне, поставлю на мойку, посмотрю, на что способен, потом учиться заставлю. Глядишь, и толк выйдет какой-нибудь». На том и порешили. Я проводил парня, подсказал несколько простых вещей, рассказал, что купить с первой зарплаты и как нормально познакомиться с родителями. Буду контролировать. Вот так и закончился наш день.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments